Выживший после смертельного ранения десантник обрел новые способности

История Сергея Алферова доказывает: мозг человека и его возможности пока недостаточно изучены.

Когда во время войны в Афганистане десантник получил пулю в голову, его сослуживцы решили: это смерть. А это начиналась новая жизнь…

Живым отправили в морг

В 1984 году ростовчанина Сергея Алферова забрали в армию, рядовым в отдельный разведывательно-десантный батальон. Сначала парень служил под Ленинградом, потом — в Афганистане.

— 20 октября 1985-го нам поступили разведданные: группа наемников напала на кишлак недалеко от Шинданда, — рассказывает Сергей. — Встретили нас гранатометами. Бой продолжался час, потом мы стали отходить. Командира ранило, его взяли на плечи, а я с пулеметом прикрывал уходящих. И вдруг нарвались на засаду! С трех метров нас расстреляли в упор. Я почувствовал тупой удар по голове — и все оборвалось. Пуля вошла мне в левый висок, а вышла из правого.

Санитары полевого госпиталя Шинданда отнесли тело Сергея в морг. Все, кто осматривал парня, не сомневались: солдат мертв. Пуля пробила голову насквозь, оставив кроваво-развороченный след, после такого не выживают. Командир отправил родителям Алферова похоронку. Написал: «Сергей Алферов за проявленную отвагу посмертно представлен к ордену Красной Звезды». Безутешная мать готовилась встречать груз 200. Но… время шло, а гроб с телом сына все не доставляли. Зинаида Степановна обивала пороги военкомата, ей отвечали: ждите. Тогда еще никто не знал, что солдат буквально воскрес из мертвых.

В полевом госпитале Шинданда санитарка убиралась в морге, когда в одном из цинковых гробов «мертвец» пошевелился и тяжело вздохнул. Женщина перепугалась до смерти. «Живого солдатика в гроб положили!» — ее крик поставил на ноги весь госпиталь. У парня прощупывался пульс.

«На том свете прекрасно»

Поэтому первые две операции ему сделали в военном госпитале в Шинданте.

— Первую — чтобы обработать рану. Потом сделали трепанацию черепа, почистили, — рассказывает Сергей. — Выходное отверстие в голове 10 на 14 сантиметров, как раскрытая ладонь! Сиделка отлучилась, а я (как мне потом сказали) в бессознательном состоянии сам себе рукой залез в голову и в мозгах покопался. Пришлось делать вторую трепанацию черепа. После этого мне стали руку привязывать. Только одну — вторая вообще не двигалась…

Про то, как оно там — на том свете, — Алферов знает не понаслышке.

— Там как раз прекрасно, бояться не стоит, — говорит он. — Мне виделся туннель, и в конце яркий свет. И было очень радостно, немыслимое ощущение счастья! Увидел близких умерших людей. Но они меня отталкивали, и я понял, что еще рано (мнения ученых о посмертных видениях — на стр. 48). Когда приходил в себя, чувствовал нестерпимую боль. Она потом продолжалась долгие месяцы.

Через 47 суток к раненому вернулось сознание. Но он был словно новорожденный — не мог сам держать голову, двигаться, говорить. Впервые сел на кровати только на четвертый месяц после ранения. Ничего не мог вспомнить: ни где он, ни какой год на дворе.

— Заново учился говорить, жевать, держать предметы, вставать. Дикие головные боли поначалу мешали осознавать, что со мной происходит. Даже что-то подумать было больно, — вспоминает Алферов. — Ямка в голове была такая, что туда можно было яблоко положить. А потом меня переправили в ленинградскую Военно-медицинскую академию им. Кирова, где мне поставили на голову скрепляющую пластину. Но поставили рано, что-то не прижилось. Пришлось вынимать, а через год опять ставить. Я изо всех сил боролся за жизнь!

Парню тогда было всего 19 лет.

Мог стать овощем

Мама Алферова, Зинаида Степановна, узнав, что сын жив, была на седьмом небе от счастья. Пусть инвалид, лишь бы жил! Бросив дом и работу, она перебралась из Ростовской области в Ленинград и посвятила себя выхаживанию сына.

Шесть сложнейших операций, проведенных лучшими нейрохирургами Советского Союза, внушили надежду: Сергей будет жить. Но как — не знал никто. Гарантий, что он не превратится в овощ, врачи не давали. Паралич лицевых мышц, нарушение двигательной функции ног…

Читай продолжение на следующей странице

Выживший после смертельного ранения десантник обрел новые способности